Люди становятся менее дикими Люди становятся менее дикими

1202

события

В арт-кафе «Малевич» прошла презентация сборника «Песня форели»

 

В арт-кафе «Малевич» прошла презентация сборника «Песня форели», объединившего под своей обложкой пять молодых и друг на друга не похожих пензенских поэтесс. Наперебой они рассказали Lemon Magazine, о чем поют рыбы, что объединяет старославянский стиль и хэштеги, и нужно ли все это кому-нибудь за пределами Пензы.

«Сборники вы можете найти вон в том углу, и в этом», – тихо говорит в конце презентации, поверх финальных аплодисментов, Ксения Мосина – одна из соавторов «Песни форели». Эта 100-страничная книжка, изданная в мягкой и твердой обложке бархатно-зеленого цвета, объединила пять абсолютно разных пензенских поэтесс. Кроме Ксении, в сборник вошли стихи (и немного прозы) Виктории Каляшиной, Марины Герасимовой, Виктории Сысоевой и Анны Коржавиной. Если говорить языком Интернета, «Песня форели» – это наилучший источник информации по теме «современная поэзия в Пензе». И да – у нее женское лицо.

Другие названия были не менее сумасшедшими

1Yg9poG6il8– Кому пришла идея издать сборник и как вы ее претворяли в жизнь?

Виктория Каляшина: Я предложила Марине собраться и сделать такой проект. Потом позвонили Вике, Ксюшу подключили, Аню Коржавину – она сейчас живет в Москве и на презентацию не смогла приехать.

Марина Герасимова: Редактором позвали Лидию Ивановну Терехину из поэтического клуба «Берега»: она вычитала тексты, сделала корректуру. Сначала мы немного переживали по поводу оформления. Художники обычно люди медлительные, их ждать – это еще полгода пройдет, но все сложилось отлично. Дизайн нам делала Анастасия Куликова.

– Почему решили выбрать такое название – «Песня форели»?

Виктория Каляшина: Другие были не менее сумасшедшие (смеется). Это название с точки зрения логики не объяснить, как и стихи, которые мы решили собрать вместе. Если представить, что форели поют, это странные мысли навевает.

Марина Герасимова: Что-то такое – нерест, весна (смеется).

Виктория Сысоева: Мы долго генерировали варианты названия, и в какой момент решили остановиться на «Песне форели», а весь остальной набор идей рандомно вынесли на обложку в виде хэштегов. Пусть будет так – для желающих понять, что нас объединяет.

[Судя по хэштегам, сборник мог бы называться, к примеру, «Олени в городе» или «Трубы для аскетов» – Прим. авт.]

Относиться по-другому к современной поэзии

i9 mZYzwabw– Вы чувствуете, что это название задает настроение всему сборнику?

Виктория Каляшина: У нас так получается, что у каждой свое настроение. Изначально сборник должен был называться «Посолонь» – это значит «по солнцу» на старославянском [обозначение направления, в котором идут молящиеся во время крестного хода – Прим. авт.]. Потом обнаружилось, что оно не всем подходит по смыслу, и мы решили, что каждый назовет свою часть книги сам. При этом часть этого колорита корневого, старославянского, мы решили сохранить. Хэштеги оформлены шрифтом под старину – получилось такое совмещение современности и древности

– Вы все поэтессы, так скажем, про разное – у одной в стихах воспоминания из детства, христианские мотивы, у другой – больше примет времени и в образах, и в слоге, у третьей – хипповские корни и так далее. Вы все находитесь в одной поэтической тусовке, или их, поэтических тусовок, несколько? Какие процессы в них сейчас происходят?

Виктория Сысоева: Тусовок стало много. Но сказать, что вот одна компания, а мы сами по себе… Нет, не думаю. Мы все, так или иначе, друг с другом пересекаемся, в одном котле варимся. Со временем появляются новые люди, которые перенимают опыт, в том числе иногородний и столичный. Проект «Слово за слово», например: формат придуман в Москве, но его удалось адаптировать в Пензе, и он здесь прижился – люди идут и слушают, им это интересно.

Ксения Мосина: Мы постепенно приходим к тому, что люди становятся менее дикими, учатся по-другому относиться к современной поэзии.

Маленькие сообщества "Вконтакте" и прочее

– Пензенская поэтическая тусовка – это чисто локальная история? О вас знают в других городах?

Виктория Сысоева: Вот Владимир Навроцкий, чей сборник вошел в лонг-лист «Дебюта» [независимая литературная премия – Прим.авт.], сообщается с другими городами и за пределами Пензы известен. Мы вряд ли. Хотя Аня Коржавина говорила, что наш сборник уже уехал в Питер, Москву, Омск, Белоруссию. Книжки дарятся, может быть, уже их где-то продают. В общем, разъезжаются по России.

Виктория Каляшина: Скажем так: мы знаем отдельных личностей в других городах, а эти личности знают нас.

Виктория Сысоева: В ноябре, здесь же, в «Малевиче», будет выступать Андрей Гоголев – отличный поэт из Ижевска. К сожалению, подобные события – редкость. Если мы кого-то привозим в Пензу или нас кто-то зовет в другие города, то только за свой счет. Во многом все поддерживается за счет интернета – маленьких сообществ «ВКонтакте» и прочего.

– Поэтическая ситуация в других городах отличается от пензенской?

Виктория Сысоева: У меня был опыт выступления в Самаре, с местными ребятами, у которых тоже свое объединение. Читали стихи в похожем заведении, тоже каком-то кафе. Не знаю, как в столицах, но на уровне провинции ситуация во многом похожая.

Ксения Мосина: В Москве и Питере тоже устраивают поэтические вечера. Не какие-то грандиозные собрания, а локальные встречи. Есть несколько поэтов, которых все знают, но большинство поэтических тусовок – небольшие, но их много. В этом деле нет границ –свободное общение, свободное искусство, свободное общество. Ничего другого.

4.3/5 оценка (6 голосов)
31 Октябрь, 12:53