Поискать в провинции Поискать в провинции

732

городское пространство
события

В Пензе вновь прошел гуманитарный форум «Поиск провинции»

 

Залитый осенним солнцем белый шатер впускает и выпускает гостей «Книжной ярмарки». По обеим сторонам облепленные людьми и книгами столы, по центру – баннер, стол и скамейки. Поверхностным взглядом бегаю по прилавкам, ищу знакомые фамилии, оборачиваюсь по сторонам.

- Сюда привозят те издательства, которые в наших книжных не найдешь, - говорит мне спутница, глядя на прилавки изобилия и медленно продвигаясь дальше.

Форум проводится с 2011 года Правительством Пензенской области. У него, конечно, есть свои цели, о которых нам рассказала Дарья Тришина, организатор.

- Гуманитарный форум необходим, чтобы вести качественный диалог на тему современной жизни человека. В данном случае, поскольку форум называется «Поиск провинции», мы говорим о жизни современного человека в регионе. Существуют процессы, которые замедляют развитие нашего города. Например, люди уезжают работать в столицу, жизнь Пензы кажется горожанам скучной и ненасыщенной, бизнес развивается тяжелее, заведения культуры ограничены форматом. Можно ли справиться с этими проблемами или смягчить их последствия для людей, оставшихся в регионе? Об этом и рассуждают на форуме. Здорово, что этот диалог не редко становится фундаментом для дальнейшего движения мысли, а также для зарождения разнообразной инициативы – персональной и общественной.

Получается, первая половина форума – образовательная - должна поискать в провинции модели лучшей жизни. Гости региона рассказывают о том, как у них, чтобы так было у нас. Организаторы говорят, что все это  иногда полезно. Так ведь на то они и организаторы.

Если образовательный форум должен поискать, для чего нужна «Книжная ярмарка»?

- Чтобы читали, – с интонацией учителя, удивленного такому глупому вопросу ученика, говорит Татьяна Михайлова, организатор форума последних двух лет. – Живое общение автора и его читателей это круто! Думаю, это главное. А ты как считаешь?

Исторический роман или история в романе

Народ перекочевывает к скамейкам. Первый спикер сегодня – Леонид Юзефович. Взрослый дядечка располагающей наружности уже готов вещать.

- Я не буду говорить вам об историческом романе, как это заявлено в программе, - сходу закатывает губы зрителям московский спикер.

И так везде. На конференцию в институт к нам тоже пригласили мастеров-журналистов, которые вместо произнесенного «здравствуйте» сходу отказывались от предложенной темы в пользу свободной беседы по интересам.

Писатель-сценарист-историк рассказывает забавный случай о курице, которая спаслась тем, что снеслась:

- Курицу в кадре должны убить. А она еще до начала всех действий снесла яйцо. Ее сразу стали жалеть, мол, не убивать же мать. Пришлось брать другую курицу, - вспоминает улыбчивый дядечка.

В шатре довольно шумно. Возможность пощупать книги привлекает людей куда больше, чем слова писателя. Смотрю на Юзефовича. Видимо, его ничего не смущает, потому что беседа по интересам в самом разгаре.

- Господь нас пощадит, если мы будем исполнять то, что нам дано. Я по профессии историк-реконструктор, но не могу не писать. Помните анекдот про чукчу? Когда его спрашивали: «ты Пушкина читал? А Лермонтова? А Достоевского хотя бы читал?», а он отвечал: «Я не читатель. Я писатель!» А вообще писатель не может читать только художественную литературу. Для меня, например, история – источник эмоций.

Публика одобряет Юзефовича. Внимательно его слушает, смеется над шутками, участвует в беседе и даже задает вопросы по книгам этого автора! Мужчина средних лет, который сидит слева от меня, спрашивает про характер Сепаева (оказалось, это фамилия героя), на что писатель отвечает философски: «Абсолютных злодеев в мире не существует».

Историк не делится с нами никакими тайнами или знаниями, умениями. Он просто управляет беседой. И ты очень чувствуешь его авторитет. Пензенцы интересуются предпочтениями гостя.

Он советует нам «Слишком много счастья» и «Беглянку» Элис Манро, «Обитель» Прилепина. А из историков предпочитает Ключевского, за исключением его взглядов на создание Руси.

- А сами что читаете? – спрашивает женщина,  сидящая со мной на одной скамейке. У нее в руках блокнот. Нет бейджа СМИ. Значит, фиксирует чисто для себя.

- Лучше скажу, что не люблю читать. Не люблю фэнтези и вообще фантастику, антиутопии, иронию в литературе. Не читаю и давно не пишу детективы. Мне по душе реализм, - лаконично ответствует Юзефович. – А вообще я дожил до того возраста, когда имею право не иметь по всем вопросам собственного мнения.

Первая встреча быстро свернулась. Вопросы искусственно прекратили из-за недостатка (разве?) времени. От Юзефовича осталось несколько исписанных страниц блокнота и несколько минут приятного послевкусия.

Почему читать детям и зачем читать родителям

Опоздав на некоторое время, залетаю в шатер и вижу впереди молодого темноволосого мужчину. Понимаю, что это и есть тот самый психолог, чьи курсы скорочтения стоят 5 тыс.руб. И еще понимаю, что сейчас у него совсем другая тема.

- Чтобы научить ребенка читать, нужно его замотивировать, - будто диктуя ингредиенты знакомой шарлотки по новому рецепту, втолковывает психолог.

Оказывается, есть несколько причин, которые стопорят обучение детей чтению. И первая – отсутствие мотивации.

- Подхожу я как-то в школе к мальчишке и спрашиваю: «ты зачем в школу ходишь?», а он мне – «образование получать», - мужчина проиллюстрировал часто используемый фразеологизм «спустя рукава», тем самым изобразив недоумевающего сонного ребенка. – Понятно же, что он пока даже не понимает, что такое образование и нафига оно ему нужно. Дать ребенку цель – ваша первая задача.

Оглядываюсь по сторонам. Людей на скамейках не много. И те – мамы и бабушки + чуть-чуть дедушки. Вижу молодые лица и узнаю в них знакомых девчонок с факультета – явно после ярмарки случайно задержались.

- Сегодня я часто слышу от родителей про гиперактивность детей. Думаю, дело не в них. Современный ребенок живет в современном ритме. Это мы, мамы/папы, часто отстаем. Наши ритмы не совпадают. Потому не стоит ссылаться на гиперактивность, - продолжает психолог, свободно перемещаясь в пространстве импровизированной аудитории, вовлекая в беседу даже нас, студентов. – Мы давно утеряли традицию чтения книг в кругу семьи. А ведь это развивает оба полушария мозга, увеличивает словарный запас, рождает актерские способности, прививает интерес и уважение к книге.

Открываю блокнот и записываю эту мысль. Не думала о том, что чтение вслух, а лучше по ролям, убивает так много зайцев. К тому же это интересное провождение времени. И сближает членов семьи.

- У нас отсутствует культ книги, - продолжает удивлять спикер, - который был раньше. Мы хватаем их грязными руками и кладем на обеденный стол. Какое уважение здесь может быть? Ребенку надо объяснить, что книгу берегут. Пусть он моет руки перед тем, как взять в руки тот же букварь, не оставляет его рядом с тарелкой каши и не чертит в нем каракули. А вы сами показывайте ему должный пример. В свободное время открывайте книгу. Если чадо вас отвлекает, скажите, что не можете сейчас оторваться, потому как не дочитали главу, и вам очень интересно. Только будьте искренни! Ребенок лучше взрослого различает ложь.

Практическое занятие прикладной психологией завершается. Аудитория вполне удовлетворена услышанным: не задает вопросов, приятельски улыбается и товарищески кивает головой.

Про Мариенгофа, «Обитель» и Украину

У входа в шатер образовалась толпа. Не сложно догадаться, что в ее центре стоит тот самый Захар Прилепин, а облепили его телевизионщики и другие журналисты. Минуя эту бурлящую кучу, вхожу в шатер, чтобы устроиться поудобнее на лавочке. Как ожидала, народу, куда больше, чем на других встречах. Все места заняты, вокруг стоят люди. Про книжные прилавки на время забыли.

Спустя минуты ожиданий, пензенцы увидели желанного гостя. А начал спикер с обращения к Екатерине Куприяновой (журналист «УМ» - прим. автора):

- Предложение назвать вашу площадь именем Мариенгофа – это личное желание,  а не рекламная акция, как о том написала журналистка Екатерина Куприянова, - заявляет Прилепин.

Стало интересно, о какой такой статье идет речь. «Как назвать новую площадь» - расширенная заметка из «Улицы Московской». Информационным поводом стало «Обращение российских литераторов, музыкантов, режиссёров и актёров к общественности г. Пенза, Главе администрации г. Пенза, горожанам, культурной общественности, СМИ».

Журналистка поправила Захара Прилепина, напомнив ему правило русского языка, которое он, по ее мнению, не знает. Действительно, правильно говорить города Пензы, а не города Пенза.

Инициативу нижегородского гостя по поводу названия площади «УМ» встретила скептично (как и остальные явления объективной действительности): «…дальнейшие поиски в Интернете показали, что в 2013 г. вышло подготовленное Захаром Прилепиным собрание сочинений Мариенгофа в 3 томах (4 книги). Захар Прилепин собирается представлять это издание на книжной ярмарке в Пензе в конце сентября в рамках форума «Поиск провинции». Пристальное внимание писателя к тому, как назовут площадь в Пензе, с одной стороны, радует. С другой, выглядит как рекламная акция».

- Обитель – это соловки, точнее СЛОН – Соловецкий лагерь особого назначения. Прежде чем закончить роман, я исписал 8 тетрадей и выбросил их в мусор, - перешел к основной теме писатель.

Прилепин рассказывает, что сам поехал в Соловки, а сюжет романа придумал за рюмкой водки. До этого момента он писал о том, что пропускал через себя. «А тут исторический роман, - сам себе удивляется спикер, - но в нем есть прототипы реальных образов».

- Меня поразила реакция людей на «Обитель». Уже пришло несколько писем. Мне написала дочка начальника лагеря: в герое она узнала отца. Второе письмо пришло от нее же: «Откуда вам известны такие детали? Как удалось так точно создать образ?»

Людей, казалось, становится еще больше. Но это не создает лишнего шума. Небольшие кучки людей обсуждают услышанное/увиденное, кто-то листает новые книги. Вижу, многие подготовились брать автограф.

- В «Обителе» есть есенинское начало? – слышен вопрос из правого угла.

- Как огурец состоит на 90% из воды, так я состою из русской поэзии. Потому не исключаю и есенинских мотивов, - улыбается писатель. – А народ, забывающий свою поэзию, становится толпой.

Захар Прилепин только-только вернулся из Новороссии. Он рассказал, что массовое перемирие, о котором поют СМИ, не соблюдалось ни минуты, что Донецк «бомбят каждые полтора часа». В Донецке и Луганске он не видел ни одного кадрового русского военного, хотя сам был бы рад введению российских войск на территорию Украины. «И никаких книг я по этому поводу писать не буду», - заключает публицист.

- Нет войне! – откуда-то сзади донесся крик, который нельзя назвать искренним стоном души, скорее издевкой обкуренного подростка.

На следующий день можно было послушать критика Алексея Колобородова, который рассказывал о региональной журналистике. А еще одним спикером в этот день  был Герман Садулаев, российско-чиченский писатель и публицист.

Всем, кто пришел, удалось поискать в «Провинции» много полезного для себя: мастер-классы, дискуссии, встречи с писателями, книги. И я не осталась без «плюсиков», потому что приобрела две книжечки Умберто Эко, узнала об интересном писателе Юзефовиче, прослушала лекцию грамотного психолога и вживую увидела того самого Прилепина.

Фото Андрея Малышкина.

 

5.0/5 оценка (1 голосов)
03 Октябрь, 05:21