Феминизм в маленьком городе Феминизм в маленьком городе

176

городское пространство
интервью
события

Интервью с активисткой Дарьей Серенко

 

Зачем в России феминизм? Разве мы еще не достигли равенства? Неравнодушные к фем-повестке блогерки, журналистки и активистки последние несколько лет буквально по косточкам разбирают тему, чтобы доказать – нет, не достигли.

Но в нашей стране, увы, даже самый убедительный пост или статью обязательно затопят волной комментариев: «За что эти феминистки борются? За феминитивы?», «А мужчин кто будет защищать?», «Список запрещенных профессий? Но ведь некоторые из них правда очень вредные!».

Такая же лавина вопросов обрушилась в Пензе на феминистку Дарью Серенко, которая приехала на Форум городских сообществ с лекцией «Феминизм в России в 2019 году: какие существуют фем-сообщества и как они работают».

Активистка, художница, поэтесса и создательница известной акции #тихийпикет беседовала с участниками форума в холодном помещении ночного клуба, присев на самый краешек сцены. Никаких слайдов - только живой рассказ: о феминистских объединениях в России,  борьбе с культурой насилия, стеклянном потолке и многих других проблемах женщин в наши дни. Слушатели тоже могли взять микрофон и высказаться. 

  • IMG_3533
  • IMG_3537
  • IMG_3579

На каждую реплику из зала Дарья Серенко отвечала с самурайским спокойствием. Для нее даже негативные реакции - не в новинку. Она регулярно выступает с лекциями в больших и маленьких городах. Причем - как с подготовленной публикой, так и с теми, кто очень далек от феминизма.

Мы решили пообщаться с участницей форума после официальной части. И, кстати, с большим трудом прорвались через толпу окруживших ее людей, которые подходили не с нападками, а чтобы (сюрприз!) сказать ей - «спасибо»

Полчаса мы проговорили с Дарьей о том, почему общество до сих пор делит феминисток на плохих и хороших, какие фем-проекты сегодня успешно развиваются в небольших российских городах и немного пофантазировали о том, каким бы могло быть феминистское сообщество в Пензе. 

Медиапространство долго демонизировало феминизм

Даша, ты первая фем-активистка, которая приехала в Пензу. И лекция в таком формате у нас тоже первая. Сложно было выступать? 

Первая? Какая ответственность (улыбается). Я всегда стараюсь быть максимально настроенной на диалог, но сегодня я очень волновалась. Накануне мне пришло несколько сообщений во Вконтакте от каких-то ботов, которые представлялись жителями Пензы. В этих сообщениях были примерно одинаковые вопросы: «Зачем ты приезжаешь, уходи, ты рушишь традиционные ценности». А еще перед поездкой я искала в сети пензенские фем-сообщества и случайно нашла статью про себя. В этом материале меня называли «феминисткой-манипуляторшей». Статья испортила мне настроение, но не испортила лекцию. Я всегда еду в надежде, что мы классно поговорим. И мы классно поговорили (улыбается). У меня осталось ощущение предельного смысла происходящего. Если среди женщин в зале были те, которые страдали или страдают от насилия, то сегодня они получили от меня ссылки сообществ, в которые можно обратиться за помощью. Например, после лекции в Сыктывкаре ко мне подошли 5 женщин, которые пострадали от домашнего насилия. Одна из них месяц назад написала мне, что прочитала все, что я ей дала, и смогла начать новую жизнь. Это лучший исход. Все делается ради этого.

Как думаешь, твоим слушателям в Пензе было понятно, для чего ты и другие фем-активистки проводите такую работу, приезжаете в города с лекциями?

Медиапространство очень долго демонизировало феминизм и рисовало феминисток теми, кем они не являются. Но сейчас всё меняется. Последние пять лет феминизм – это нормальная повестка крупных медиа. Я приезжаю с лекциями о гендерном равенстве на заводы. Меня приглашали в школы вести уроки по истории феминизма. Еще я преподаю у подростков. И все они называют себя феминистками и профеминистами. Но такая ситуация – в Москве, а по столице нельзя судить, потому что она привилегированная и богатая. Но меня, например, также звали с лекцией по феминизму во Владивосток, в Калининград, в мой родной город. При этом я всегда опасаюсь реакции из разряда – «вот сейчас приедет феминистка из Москвы и всех нас будет учить». Это ужасно. Я вообще из Омска, я идентифицирую себя как человека из Сибири. Но к сожалению гражданские форумы часто проходят так: приезжают люди из городов, где гораздо больше ресурсов и рассказывают местным, как делать активизм. Так не должно быть. Поэтому очень важно учиться взаимодействовать, раз уж тебя зовут в разные города выступать. Первое, о чем я попросила у тех, кто пригласил меня в Пензу – позвать девушек-феминисток. Тогда мы  могли бы выстроить нечто вроде круглого стола. Организаторы не знали кого пригласить. Но мне кажется, что пройдет год – два, и в каждом городе будет свое фем-сообщество.

  • IMG_3533
  • IMG_3537
  • IMG_3579
  • IMG_3573
  • IMG_3576
  • IMG_3580
  • IMG_3582
  • IMG_3585
  • IMG_3591
  • IMG_3592
  • IMG_3614
  • IMG_3616
  • IMG_3617
  • IMG_3623
  • IMG_3625
  • IMG_3626
  • IMG_3627
  • IMG_3630
  • IMG_3633
  • IMG_3634
  • IMG_3635
  • IMG_3638
  • IMG_3641

Активизм начинается в сети

Приходилось наблюдать как в небольших городах зарождаются такие сообщества? И как это происходит?

Постоянно это наблюдаю. Я ездила в этом году на форум в Воронеж. Там были активистки из 7-8 городов, которые представляли крошечные кластерные организации. До этого съезда я вообще не знала про подобные низовые инициативы. Чтобы понять, как появляются и вырастают сообщества в небольших городах, можно, например, посмотреть во ВКонтакте группу мурманских феминисток «Костер», где они ведут подробный дневник своего непростого пути. Часто истории фем-сообществ начинаются именно с онлайн-активизма. Создается паблик, допустим – «Феминизм Пенза», выстраивается концепция. Предлагаете подписчикам, к примеру, анонимно обмениваться историями и поддерживать друг друга. Потом происходит развиртуализация и начинается деятельность вне сети – совместные вечеринки, мероприятия, проекты. Активность в регионах растет и благодаря сетевым акциям. Например, после громкого дела Дарьи Агиний активистка Леля Нордик запустили проект #саманевиновата и он в формате фестиваля прокатился по 20 городам России. Еще можно привести в пример мощную феминистскую группу при университете в Ростове-на-Дону. Они занимались гендерными исследованиями, а в итоге это вылилось в активизм. Меня очень вдохновляет проект «Феминология» во Владивостоке. Многие девушки из этого проекта даже не называли себя феминистками. Они просто начали проводить встречи- собирались в одной квартире, выбирали тему  и обсуждали в дружеском кругу истории, которые раньше никому не рассказывали. Не у всех есть деньги на терапию и даже подруги есть не у всех. А такое сообщество дает возможность рассказать что-то тяжелое в безопасном пространстве.

Как фем-сообщества в небольших городах должны взаимодействовать с людьми, которым тема вообще не близка?

Мне кажется, что для начала было бы очень здорово собраться вместе тем, кто уже настроен положительно. Собраться и посмотреть друг другу в глаза, понять что вы говорите на одном языке. Это дает много сил. Потом можно перейти к этапу взаимодействия с другими людьми - заниматься ликбезом. Сначала онлайн - делать посты, статьи. Так все и происходит – маленькими шажочками. Но каждый небольшой шаг имеет смысл – в России активисток сейчас уже не пересчитать.

Но даже поддержка единомышленников не всегда спасает от выгорания. Случались моменты, когда тебе было нелегко общаться с теми, кто настроен против феминизма?

Общаться на эти темы - тоже выбор, его можно не совершать. Можно возводить safe space, это полезно и важно. Можно идти просветительским путем. Я сама постоянно проговариваю одно и то же на своих лекциях, но это не всем подходит. У меня тоже было выгорание, эмоциональное истощение. Я дошла до той точки, когда уже не могла говорить про феминизм и оставалась в таком состоянии примерно полгода.  

  • IMG_3642
  • IMG_3644
  • IMG_3646
  • IMG_3651

Гендер для чайников

На лекции ты практически по каждой теме мгновенно приводила точные статистические данные. Как удается держать такой объем информации в памяти?

Я почти зубрила первое время. Иначе все переходит в какие-то риторические провалы. А так - ты просто говоришь цифры конкретные и твой ответ звучит обоснованно.

Отдельным важным сегментом для распространения информации о феминизме, на мой взгляд, являются всяческие каналы, посвященные литературе, которую создавали и создают именно женщины и про женщин.

Конечно. Это, кстати то, о чем я не сказала на лекции – что кроме правозащитного активизма есть еще и активизм культурный. Когда ты делаешь лектории, выставки, фестивали. Я скорее сама больше именно в таком формате работаю – делаю образовательные проекты. И это тоже путь. Потому что культура насилия она пронизывает все сферы – право, медиа, искусство. Есть феминистки, которые с каждым слоем этого пирога пытаются что-то сделать. Например, Настя Красильникова анализирует сексизм в медиа - поступательно, много лет. Это большая узконаправленная задача.

У тебя есть список обязательных к прочтению книг, которые помогут людям глубже разобраться в теме?

Рекомендую книгу «Гендер для чайников». Я сама когда-то была этим чайником, который это издание купил. Эта книга выпущена в 2009-2010 годах. Некоторые данные уже устарели, но зато в ней социологи очень доступно рассказывают про гендерные проблемы в России. Например, как конструируется гендер - феминное и маскулинное, и о том, как меняются эти нормы. У проекта «Арзамас» есть видеолекции по этой же книге. А вообще-то я составляла целый список для краткого гида по современному феминизму в России - он есть на Ленте.ру.

Ты говорила, что работаешь с детьми, с подростками. Есть надежда, что это поколение вырастет другим?

Подростки уже другие. И не только в Москве. Это связано с тем, что у нас появился выход на глобальную культуру – есть Netflix и другие ресурсы, от которых ты уже не спрячешь ребенка, как бы ты ему не упаковывал эти традиционные ценности (смеется). Я, например, замечаю, что подростки сейчас гораздо ответственнее начинают подходить к собственному секспросвету. А еще меняется отношение к семье, браку. Когда я росла, главной целью ровесников было создание семьи. Мои подростки (Дарья занимается с подростками в студии современной поэзии ПС-18, - прим Ред.) на это посмотрели бы с изумлением. Для них это одна из опций, а не автоматический путь. И меня радует, что они стали более осознанно подходить к родительству. Я всегда говорю, что чем  будет решение заводить ребенка, тем больше будет любимых детей. По моим подросткам видно, что весь труд феминисток - прежний и нынешний – был проделан не зря. И это очень воодушевляет.

  • IMG_3657
  • IMG_3664
  • IMG_3667
  • IMG_3714

Хорошая феминистка, плохая феминистка

Ты посещала очень разные коллективы с лекциями – и заводы, и школы. Где было сложнее всего? Может быть, была где-то совсем неожиданная отдача?

Я считаю, что лучшие мои лекции прошли на бумагоперерабатывающих заводах. Там только попробуй сказать, что женщина чего-то не может! (смеется). Для меня лекция – это не односторонний процесс, когда ты приходишь и с высоты своей экспертности что-то рассказываешь. Лекция - это диалог. И вот тут возникает сложность - ты никогда заранее не знаешь - совпадут ли у тебя с людьми языковые регистры, будет ли вам друг с другом интересно. И я всегда переживаю, что я буду для людей бесполезна. 

Реакции от аудитории все-таки бывают разными. Наверняка приходилось сталкиваться с откровенным неприятием, с агрессией. Как справляешься с такими эпизодами?

Я могу злиться на систему взглядов, которая стоит за высказыванием отдельно взятого человека. Потому что ничто не берется из воздуха. Мы живем в обществе поощрения насилия – полицейского, семейного. У нас везде и все виноваты в тех катастрофах, которые с ними произошли. Со мной однажды случилась история, которая немного похожа на притчу. Я ехала в метро с плакатом в рамках тихого пикета. На плакате была надпись о том, что неважно как была одета пострадавшая от насилия женщина, потому что в насилии всегда виноват насильник. Ко мне подошел взрослый мужчина и начал орать: «У меня дочь вашего возраста! Из-за того что написано у вас на плакате, она будет одеваться как ей хочется и ее будут насиловать». Я его слушала и мне было страшно. Но в таких ситуациях я не поддерживаю разговор, а задаю наводящие вопросы. Оказалось, что в 90-е годы у этого мужчины убили жену. «Она вышла в шубе и в бриллиантовых сережках. И она сама виновата. Если бы так не вышла – сейчас была бы жива», - вот что он сказал. Тогда я поняла, что все его крики –  только потому что он все еще не может отпустить ситуацию. И я уже не могла на него злиться. Мне стало очень жалко этого человека. При этом я понимала, что он бы сейчас так не говорил, если бы его жизнь сложилась иначе, и если бы политика была другая.

Но ведь недопонимание, к сожалению, происходит и в самом фем-сообществе. До сих пор есть деление на «правильных» и «неправильных» феминисток.

Я для всех - «хорошая» феминистка. Это просто ужасно потому что меня ставят в конфликт с другими девушками, с которыми я вообще-то солидарна. А все потому что я привыкла быть милой – это моя стратегия. Но я при этом считаю, что мы все имеем право на злость, на агрессию, на обиду, на боль. И я не хочу чтобы девушки, которых и так всю жизнь принуждают быть милыми, ради каких-то стратегических задач все это в себе подавляли. Это очень разрушительно.

Повесток у современного феминизма в России очень много (гораздо больше, чем нам кажется) и обсудить их все в небольшом интервью практически невозможно. Даже лекция Дарьи неожиданно затянулась (выходит, нам не все равно?).

Если слабо представляете зачем вообще нужны подобные мероприятия, но очень хотите разобраться что к чему – можете воспользоваться нашими ссылками. Мы собрали интересные материалы, которые готовила для разных изданий Дарья Серенко.  В них она также ссылается на полезные для изучения феминизма источники. 

Итак, вот несколько статей, в которых Даша очень основательно объясняет:

- что вообще представляет из себя современный феминизм;

- почему харассмент -  это настоящая катастрофа  российского (и не только) общества;

А здесь рассказывает о том самом проекте для подростков, который так много упоминала в интервью. И в целом объясняет, как можно создавать образовательные пространства, используя фем-оптику.

Ну и в заключение, статья о том, чем плох сексистский юмор в масштабах медиа (спойлер – он очень, очень плох).

5.0/5 оценка (2 голосов)
07 Октябрь, 10:06