Никакой дискриминации Никакой дискриминации

1523

интервью
музыка

ИНТЕРВЬЮ С ГРУППОЙ YOUNG ADULTS

 

Алёна Налимова и Лера Степаненко познакомились в Саратовском музыкальном училище. Позже обе девушки переехали в Москву, где решили объединить усилия и создать группу. Но для того, чтобы сделать что-то интересное, вокала Алёны в смеси с тромбоном и битбоксом Леры явно не хватало. Девушки принялись искать решение этой проблемы, которым в итоге стала Анна Ворфоломеева. Она училась вместе с Алёной в Московском педуниверситете, а в свободное время осваивала укулеле.

В августе 2013 года девушки начали репетировать. Через несколько месяцев выложили в сеть первое видео – кавер-версию на «Pumped Up Kicks» группы Foster the People.

Затем у девушек постепенно сформировался репертуар, в который вошли каверы на The White Stripes, Black Keys, Gogol Bordello, Florence and the Machine, Nirvana, Red Hot Chili Peppers и так далее. У группы стали появляться новые видеозаписи, а вместе с ними и первые поклонники.

Спустя два года после основания Young Adults на канале группы на Youtube число просмотров перевалило за 130 тысяч, а анонсы к её концертам закрепились в разделе рекомендаций журнала «Афиша».

Аня: Артём Палевич устраивал в Москве музыкальные джемы и искал группы для выступления. Я отправила ему наше видео, и он пригласил нас выступить. Позже он узнал, что это был наш первый концерт, и удивился. Но это было уже после того, как видео собрало несколько тысяч просмотров. А сначала их было не очень много – до тех пор, пока какой-то добрый человек не опубликовал видео на «Лепре». Тогда их стало гораздо больше.

– Были ли у вас перед тем концертом какие-то опасения по поводу того, что вас, например, не поймут?

Алёна: Конечно, были. Не знаю, мне кажется, у каждого артиста такой страх есть. Это был первый раз, и мы не знали, сидеть нам или стоять, как себя вести, что вообще делать.

Лера: Было страшно, что мы просто-напросто развалимся, потому что мы были ещё очень не сыграны.

Алёна: Мы до последнего усердно репетировали перед этим выступлением, пытались всё просчитать. Но, да, всё равно были опасения, что развалимся.

Аня: Я, кстати, недавно вспоминала тот концерт. Вспоминала, что я играла сидя и держала укулеле на коленях – у меня тогда еще не было ремня. Руки тряслись. Сейчас, конечно, совсем по-другому, а первый концерт был максимально волнительным. Пришли все мои друзья, и когда я спустилась со сцены, они сказали: «Всё нормально! Ты жива!». А потом, через несколько концертов, начали говорить, что уже стало похоже на музыку (улыбается). Поддержка друзей тогда очень помогла.

003

– А в целом вы как-то можете описать публику, которая сейчас ходит на ваши концерты? Какие группы людей?

Алёна: Мне кажется, есть некоторые тенденции. Например, среди нашей публики много молодых ребят – активных пользователей интернета. Они следят за обновлениями на Youtube, увидели нас и захотели послушать живьём. Как-то в Питере, когда ездили туда выступать, гуляли по Невскому, и к нам подошёл парень лет двадцати. Он сказал, что подписан на нас на Youtube, смотрит видео, пожелал успехов. (улыбается).

Аня: Мне кажется, аудитория разнится. Например, во ВКонтакте смотрят наши видео и оставляют комментарии в основном мужчины от двадцати лет и старше. Это именно интернет-аудитория. А на концерты приходят в основном девушки, которые танцуют и веселятся. То есть в интернете активны мужчины, а на деле – девушки.

Лера: Да, мужчины активны в переписках.

Алёна: И в «лайках» (смеются).

Аня: Конечно, есть у нас активные слушатели среди мужчин, которые ходят на концерты и с которыми мы даже подружились, но чаще всего, всё-таки, мужчины только в интернете все смелые.

– В своей группе в ВК вы спросили у подписчиков, кавер на какую песню они хотели бы услышать на вашем концерте. В ответ на это вас буквально засыпали предложениями. В итоге при дальнейшем выборе репертуара учитываете желания подписчиков?

Аня: Да, учитываем. Одну песню взяли в репертуар – I Know (Irma). На концертах, правда, не очень часто её играем, но сняли на неё видео. Из того, что нам предлагают, мы всё прослушиваем.

Лера: Мы не всё можем сыграть с нашим набором инструментов.

Алёна: Из того, что нам скидывают, есть много песен, которые мы любим и до этого рассматривали, но, действительно, не можем сыграть из-за специфики и состава. Было что-то для меня новое, что я в итоге стала слушать и изучать. За это спасибо подписчикам.

– В конце июня вы выступали в Боровске. Не было страшно ехать в город с таким названием?

Аня: Нет, страшно не было (улыбается). Там у нас было два концерта – сначала на площади, где праздновали День молодежи, а потом на вечеринке в ресторане «Изба». Боровск – это маленький городок, куда не часто приезжают музыканты с концертами. Поэтому для меня это выступление было особенно важным. Я рада немного развлечь тех, для кого главный источник развлечения – это телевизор, и сыграть хорошие песни, которые, возможно, здесь никогда и не слышали. Хотя, конечно, в Боровске, как и в любом другом городе и на любом концерте, все узнают и бурно принимают песни группы «Ленинград» (улыбается).

– Вообще за весну-лето много городов с концертами объехали?

Аня: Обнинск, Боровск, Выкса, Питер…

Лера: Потом снова Питер, Питер, Питер.

Аня: Волгоград был, в Саратов поедем скоро.

– Есть среди этих городов те, которые как-то особо запомнились?

Алёна: Питер, конечно. Сколько там не выступай, всегда что-то необычное и интересное бывает. Обнинск ещё запомнился, потому что нас там очень тепло встретили, и там была добрая атмосфера.

Аня: Да, в Обнинске было классно. Там мы играли на очень весёлой вечеринке в баре Lebowski, пришло много людей, бар был битком. И, конечно, выступление в Волгограде мне запомнилось, потому что это мой родной город. Это был наш первый концерт там. Всё получилось, конечно, не так, как мне представлялось во сне о концерте в родном городе, но, тем не менее, приехать на родину с выступлением – это что-то особенное.

– Вы часто обновляете концертную программу?

Аня: Не так часто, как хотелось бы. Иногда бывает сложно сойтись на песнях, которые нам всем нравятся и сделать так, чтобы они получились с нашим набором инструментов. Плюс нам нужно определиться с дальнейшим вектором, решить, в какую сторону нам стоит идти – больше писать своих песен или делать каверы; если это каверы, то как они будут звучать и так далее. Это то, о чём мы в последнее время всё чаще говорим и спорим, и из-за этого дело немного стопорится.

006

– Как у вас создаётся концертный плэйлист? Вы всё обдумываете заранее или решаете непосредственно перед тем, как выйти на сцену?

Аня: Перед выходом мы составляем список. Говорим, кому какую песню точно не хотелось бы сыграть, и наоборот, что бы очень хотелось. То есть мы просто накидываем свои желания, а потом я составляю очередность, пытаюсь выстроить драматургию концерта. Чтобы сначала люди чуть-чуть расслабились, потом немного посмеялись, выпили по «Лонг-Айленду» и пошли ближе к сцене танцевать.

Алёна: Нужно сначала посмотреть площадку, почувствовать атмосферу места, людей, которые будут нас слушать. Тогда приходит решение, какие песни будем играть и петь.

– А бывает такое, что по ходу концерта меняете плэйлист?

Аня: Да, бывает. Например, когда видим, что у всех меланхоличное настроение, а мы хотим их повеселить. В итоге понимаем, что не стоит рушить систему, а лучше тоже уйти в меланхолию.

Алёна: Либо, наоборот, когда видим, что начинается самое веселье, поддерживаем его. Так, кстати, чаще бывает.

– Как у вас в данный момент обстоят дела с собственным материалом?

Аня: Сейчас у нас есть две песни. Одна была написана для новогоднего проекта «Афиши» в декабре. Но эту песню мы на концертах, как правило, не играем. Есть ещё одна песня, музыку к которой написала Лера. Она нам всем очень нравится, её мы играем почти всегда. Из готового это пока всё.

– А какие-то наработки в «сыром» виде есть?

Алёна: У каждой из нас что-то есть, и мы пока не пришли к общему знаменателю. И сейчас, когда лето и пора каникул, тяжело найти общее решение, когда одна в Питере, вторая на югах, третья ещё где-то.

Лера: Мы хотим записать EP, рассчитываем до конца года что-то сделать, потому что у нас постоянно просят аудиозаписи, а всё, что у нас есть – это каверы, срезанные с видео. Качество там, соответственно, не самое лучшее.

– Если бы у вас была возможность нанять или взять в свою команду звукорежиссёра, то это тоже была бы девушка?

Лера: Да, конечно, у нас дискриминация по половому признаку (смеётся).

Алёна: На самом деле, никакой дискриминации. Главное, чтобы это был человек, с которым мы бы сошлись в музыкальном плане.

Аня: Это как раз та идея, которую я продвигаю – взять человека на звук четвёртым, чтобы вместе с ним выступать, ездить.

Лера: У нас есть проблема с этим. Многие звукорежиссёры не знают, что с нами делать – они видят инструменты и не понимают, что и как выставлять по балансу, что должно быть громче всего, а что тише. Как правило, бывает так, что я выполняю функцию баса, а меня выставляют как сольный инструмент. При этом Аню делают тише, и получается, что в общем звучании выпирает то, что не должно выпирать.

Аня: Плюс у нас на первую песню одни настройки, на вторую – другие. Звукорежиссёры об этом не знают и, собственно, не обязаны этого заранее знать.

–Случаются из-за этого какие-то форс-мажоры на концертах?

Алёна: Именно из-за этого часто и случаются. Бывает, что-то фонит, кого-то не слышно.

Аня: Ещё у укулеле очень слабый сигнал, и на простенькой аппаратуре меня может быть просто не слышно, а слышно только вокал. Либо у лупера может отойти проводок, из-за чего тоже всё пойдёт наперекосяк. В общем, у нас такие инструменты, с которыми нужно быть нежным и внимательным.

– Вопрос к Ане. Относительно недавно твоя песня стала саундтреком для видеоролика на телеканале «Ю». Это был твой дебют в качестве автора музыки для телепроекта?

Аня: Да, со мной такое было впервые. Получилось всё после того, как к Глебу Лисичкину – музыкальному менеджеру, который, в частности, помогает Young Adults с концертами и всякими делами – пришёл заказ на песню для нового сезона канала «Ю». К письму прилагался бриф, основная мысль которого – нужно развиваться и искать счастье внутри себя, а не в оценке окружающих. Этот настрой мне близок, так что песню сочинила быстро, записала на диктофон и отправила Глебу. Каналу понравилось то, что я сделала, мы пошли в студию и записали чистовой вариант, который сейчас звучит по телевизору.

– Есть ли вероятность того, что твои песни будут звучать на этом канале и в дальнейшем?

Аня: Я была бы этому, конечно, очень рада. Вообще, в ближайшее время состоится премьера ещё одной моей песни. Уже даже готова обложка для сингла, скоро всё должно выйти в свет. Эта песня вряд ли сразу окажется на канале «Ю», но в интернете точно скоро появится.

– Девушки, а какую музыку вы сейчас слушаете? Была ли в последнее время какая-то новинка, которая затмила для вас другую музыку?

Аня: Я недавно для себя открыла питерскую группу, которая называется «Воздухоплавательный парк». У них вышли четыре песни, моя любимая – «Времена года». Лёгкая акустика с кларнетом и многоголосьем. А вообще, я последнее время слушала на рипите первую часть «Бременских музыкантов» в исполнении Олега Анофриева. Это то, что я делаю всегда, если настроение не самое хорошее.

Лера: На самом деле у меня всё очень тяжело с новой музыкой, потому что компьютер сломался, провод от айпода тоже. Из-за плеера я нахожусь в какой-то западне.

Алёна: Поток музыки большой, сразу всего и не вспомнить. Из последних находок очень понравились Death Grips.

– Можете ли вы раскрыть секрет о самых ближайших планах группы Young Adults?

Аня: Скоро выступаем в Саратове. Потом пятого сентября будем играть на ВДНХ – там ожидается семейный детский праздник, у нас будет небольшой концерт.

Алёна: В родной Саратов не терпится съездить. Билеты уже куплены, пакуем вещички. Надеемся, что там всё будет хорошо – наконец-то наши старые друзья смогут нас послушать.

Лера: Мама с бабушкой на концерт придут (улыбается). Бабушка, возможно, плакать будет – она всегда плачет, когда я выступаю. Она ещё очень хочет, чтобы я пела – ей голосок мой нравится.

Аня: В таком случае, мы специально для твоей бабушки должны что-то такое сделать.

Алёна: А может быть, бабушка с нами споёт?

Лера: У неё принципиально только одна песня в репертуаре – «Коробочка». Мне кажется, если мы её споём, она вообще в восторге будет.

Алёна: Если так, то для моей семьи нужно будет спеть «На поле танки грохотали». После «Коробочки» сразу. Или попурри (смеётся).

007

5.0/5 оценка (6 голосов)
13 Август, 08:40