Стогоff: краткость – сестра Стогоff: краткость – сестра

2007

события

Об очень короткой, но очень интересной лекции писателя Ильи Стогова на Пензенской книжной ярмарке

Пензенская книжная ярмарка, как оказалось,  дело хорошее и полезное. Еще за неделю до открытия  (а то и раньше) она активизировала различные части тела у тех, кто нацелился её посетить.  Пальцы начали энергично стучать по клавиатуре, забивая в поисковики имена приезжающих гостей – писателей- публицистов-журналистов,  головы – изучать их творения, ранние и не очень. Левое полушарие мозга, отвечающее за логику и анализ, занялось расчетами: «на встречу с этим пойду, на выступление того – нет, а вот этого послушать хочу, но не получается по времени. Как бы выкроить?». Выбрать действительно было из чего.

«Ерофеев…Елизаров…Кронгауз…Драгунский… Мариам Петросян…Стогоff…Стоп. Стогоff? Автор «Мачо не плачут»? Тот самый безбашенный тип,  автобиографическое произведение которого представляет собой увлекательную череду «мы напивались, делали секс, снова пили, секс, временами гашиш», и при этом все указанное перевязано тугим бантом художественности? Он». Все. Приоритеты были расставлены.

14 сентября Илья Стогов предстал перед страждующими (думаю, воистину таковых среди собравшихся насчиталось бы от силы человек 6-7) с получасовой задержкой: половину отведенного ему времени «съел» предыдущий оратор, журналист Константин Мильчин. Но писателя это не смутило. Похоже, его вообще мало что может смутить: «Гонзо-журналистика (заявленная тема выступления)? Об этом мы говорить не будем. Это не ко мне. Вообще вопросы  у вас есть? Нет? А чего мы тогда собрались? Давайте расходиться, дадим больше времени тому, кого есть о чем спросить».

Попытки присланного на помощь зрителям модератора нацелить Стогова, подобно пушке, на какую-либо тему, долго не увенчивались успехом: Стогов упрямо отстреливался по самому модератору и аудитории: «Последнюю книгу я написал в 2006 году. Я уже не писатель и слабо понимаю, почему меня пригласили на эту ярмарку. Странно, что подобные вещи все еще организуются, это же никому не нужно сейчас. Но мне приятно: такие мероприятия отлично пополняют мой бюджет».

Уже избалованная до Стогова улыбками и доброжелательностью выступающих публика была немного удивлена подобным обращением. Сидевшая позади меня женщина громким шепотом делилась своим возмущением с соседкой.

Разговорился Стогов неожиданно: вдруг сам решил, что будет идти от противного. «Противным» во всех смыслах слова для него стали высказывания вышеупомянутого Мильчина. И выдвинув кощунственный для книжной ярмарки тезис «Сегодня можно ничего не читать, и это не повлияет на уровень образованности человека», Стогов в формате «галопом по Европам» за 25 минут вихрем пронесся по всевозможным темам. Под обстрел попали перспективы книжной культуры, взаимоотношения литературы и политики, образование, маркетинг в среде книгоиздания и т.д., и т.д..

Раскрывшийся Стогов однозначно пришелся по вкусу публике: говорил емко, остро, щедро приправляя все иронией. Плюс прямота, резкость, нестандартность и аргументированность выводов. Минус абстрактные размышления и литье воды. Даже дамы позади меня оживились.

– «60-70 лет назад лидер крупнейшей империи - Сталин, напрямую руливший миллионом вопросов, брал трубку и звонил Булгакову, который в то время еще не опубликовал «Мастера и Маргариты» и был как я в настоящее время, писатель крепко третьего ряда. И Сталин откладывал все дела и спрашивал: «Михаил Афанасьевич, ну, как дела? Квартиру не дают? Решим с квартирой! Пьесу не ставят? Поставим пьесу!». Можно ли представить, чтобы лидер нашей страны позвонил мне и сказал: «Илья, а че, квартиры нет? (вообще-то у меня есть, но к примеру). Так никак не дождусь! Я вот хожу, даже телефон с собой беру, но не было звонка ни разу, честно. Я был бы горд, позвонили бы – я бы взял эту квартиру, пускай у меня будет две! Но не звонят. Означает ли это, что лидер нашей страны вообще никому не звонит? Звонит. Только он звонит и говорит: «Але, Константин Львович? Чем помочь?» Он не писателям звонит, они ему для правильной айдентики на фиг не нужны. Центр сместился» – резко финишировал Стогов и, оперативно почеркав в книгах, поданных для автографов, ретировался.

Он улетел. Вернуться не обещал. А жаль. Встряска для ума, как оказалось, дело хорошее и полезное. Прямо как Пензенская книжная ярмарка. Но об этом, кажется, я уже говорила.

5.0/5 оценка (2 голосов)
21 Сентябрь, 18:25