Суди по обложке! Суди по обложке!

811

интервью
Книги
увлечения

Корреспондент lemonmag побеседовала с Марией Лапиной, которая научилась делать потрясающие обложки для книг и пытается превратить увлечение в бизнес

 

Она находит книги повсюду - в букинистических лавках, на распродажах в библиотеках, и даже на улице. Большинство из ее найденышей - это старенькие советские издания с искалеченными обложками и переплетами. Книжки, которые оказались никому ненужными, в руках удмуртской художницы Марии Лапиной преображаются и получают вторую жизнь. Но прежде, чем наградить издание новой обложкой, Маша с книгой обязательно знакомится. И только после того, как произведение прочитано, начинается процесс реинкарнации. Кому-то ее иллюстрации к книгам могут показаться наивными и незатейливыми. Я первая соглашусь с этими людьми, только... Добавлю - в этой наивности и заключается изюминка и очарование ее художественного восприятия.  Трогательное искусство Марии Лапиной - родом из детства. Но если большинство из нас постигла печальная участь Антуана де Сента-Экзюпери, так и не сумевшего донести до взрослых сложный концепт слона в удаве, то Маша Лапина сохранила своего "маленького художника". И, держа в руках ее книги (которых, спешу похвастаться, у меня уже две), я вижу какой он - этот художник: настоящий, чувствующий и творящий от сердца. К сожалению, моей мечте встретиться и пообщаться с этой необыкновенной девушкой на какой-нибудь маленькой ижевской улочке пока не суждено сбыться. Поэтому вопросы художнице из далекой Удмуртии мне пришлось задавать «Вконтакте». Если вам не чуждо прекрасное, то можете найти Марию, полюбоваться ее работами, а может, и заказать что-нибудь для своей домашней библиотеки.

-Как началось занятие таким необычным ремеслом? Расскажи про первую книгу, которой ты дала вторую жизнь. 

-Мне было 13 лет, и нежное детское сердце впервые познало любовь. Я познакомилась с мальчиком в Интернете, и он пригласил меня гулять. Прогулка была довольно скучная, а разговоры пустые, но тогда мне хотелось запомнить каждое его слово. Я решила записать всё-всё, пошла в магазин и купила личный дневник. Самый дешёвый. С котятами. Особого эстетического воспитания у меня не было, но даже тогда я понимала, что котята - это слишком. И заклеила обложку дневника с трогательными записями какими-то бумажками, что-то нарисовала, что-то подписала. Получилось довольно мило. Потом дневников у меня было много, и все обложки для них я делала сама. Это начало находить отклик у одноклассников и друзей. Просили оформить обложку дневника и им. Тогда я не особо читала, и книг у меня не водилось. Но в 15 лет появилось и такая потребность, а денег, всё так же, как и на дневники, у меня не было. Но я отыскала в городе несколько букинистических лавочек и по дешёвке покупала там Джейн Остин, Маргарет Митчелл, сестёр Бронте и стала делать обложки для них. Прочитанного становилось больше и обложек тоже. Я понимала, что мои подруги вряд ли станут читать Достоевского, если просто посоветовать им его или даже дать книгу. И я дарила друзьям свои любимые книги с обложками, которые привлекли бы их внимание. Результатом я была довольна. Книги действительно читались.

- Откуда в твоей "мастерской" появляются книги? Как ты их выбираешь? 

- Найти книги не трудно. Многие библиотеки проводят ликвидацию старых книг, распродают их за 2-3 рубля. Обращаюсь к тем же букинистам, иногда просто нахожу книги на улице. Иногда мои друзья экологи приносят мне интересную литературу, которую находят в макулатуре. Я не успеваю обклеивать всё, потому что книг просто навалом. Мы с мужем заехали в нашу нынешнюю квартиру только в сентябре без единой книжоночки, а теперь для них не хватает места в шкафу.

- Как люди отзываются о твоем книготворчестве?

- Реакция людей меня радует. Всем очень нравится. Не то, что мое прошлое занятие. Я открыла для себя наивное искусство и очень им увлеклась. Рисовала картины, продавала их и даже устроила выставку, но после этой выставки было очень много отрицательных отзывов. "Мазня третьеклассника", "мой брат рисует лучше", "с каких пор это называется искусством?". Мне было достаточно больно от таких слов, потому что я не претендовала на звание великого художника, а только хотела сообщить людям, что рисовать могут все, что есть такой доступный способ радоваться. Тот случай научил меня тому, что большое искусство, например, литература или живопись, создано для людей сильных духом, грубо говоря, для мужчин. А женщине, которой важна обратная связь, лучше заниматься чем-то декоративно-прикладным.

- Есть ли у тебя "любимчики ", книги, с которыми трудно расставаться?

- Есть. Конечно, есть. Только я с ними не расстаюсь. Есть такой неприкосновенный запас в моей библиотеке. В нём Бродский, Маркес, Фрейд, Рубинштейн, Ерофеев и много кого ещё. Но если я найду такие книги ещё, я, разумеется, поделюсь ими с миром.

- Когда появилась идея поделиться книгами с другими людьми?

- Идея появилась, когда вдруг стало ясно, что есть немного времени на раскачку, а потом нам не на что будет жить. Я пошла в одиннадцатый класс, папа ещё немного помогал деньгами, но было ясно, что это скоро кончится, а после школы нужно будет зарабатывать самой. Был год, чтобы стать коммерчески-успешным художником. Продвижения есть, но небольшие. Трудно сказать, что это очень прибыльное дело, но, занимаясь им, я чувствую себя на своём месте.

- Какие еще книги ты бы хотела оформить?

- Те книги, которые в моей личной библиотеке. А вообще мечтаю найти сборники Хлебникова, Хармса, Введенского, Кручёных и других авангардистов. Над ними мне работать  приятнее всего.

- Что символизирует процесс воссоздания этих книг для тебя?

- Это тесно связано с семьёй и любовью. Мне очень нравится, когда в доме становится тихо-тихо. Кончается вся суета и каждый занимается любимым делом. Муж пишет, сидя на сереньком диване, а я делаю обложки за столом в кресле. Мы совсем не говорим друг с другом, мы увлечены, мы работаем и делаем это с радостью.

5.0/5 оценка (4 голосов)
28 Июнь, 15:03